В КЕНИИ ВВОДЯТ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ ЗА БРАКОНЬЕРСТВО

Слоны, носороги, жирафы, гепарды, леопарды — это далеко не полный список животных, для которых Кения является родиной. Слоны и носороги находятся в группе риска, ведь именно их клыки и рога являются желанными трофеями для браконьеров. Убийство, находящихся под угрозой исчезновения животных, в Кении является незаконным. Закон об охране дикой природы, принятый в 2013 году, предусматривает наказание в виде пожизненного заключения или штрафа в размере 200 000 долларов. Тем не менее, секретарь кабинета министров в министерстве туризма Наджиб Балала, считает, что «этого недостаточно для сдерживания браконьерства». Поэтому, теперь браконьерам в Кении грозит смертная казнь.

Подобное решение люди восприняли противоречиво. С одной стороны, обрадовались те, кто борется за сохранение редких видов животных. По мнению зоозащитников, ужесточение наказание поможет спасти находящиеся под угрозой виды. С другой стороны, нововведение негативно восприняли противники смертной казни. Стоит отметить, что браконьерства в Кении стало меньше. Это происходит благодаря повышенному вниманию к охране природы. За последние 6-7 лет браконьерство сократилось на 85%, а убийства слонов на 78%. Однако животные все равно находятся в опасности.

Слоны появились на земле 23 миллиона лет назад (носороги гораздо раньше  42,2 миллиона лет назад). Слоны являются  во всех смыслах высокоразвитыми млекопитающими. Они не только проявляют интерес к останками  других представителей своего вида — черепам и бивням, вне зависимости от степени родства, но в их поведении ученые замечают и отчетливую скорбь. К умирающему или мёртвому слону представители его вида проявляют повышенное внимание даже если он не является членом семейной группы.

Фото: Jack Charles, Unsplash

В Кении всего лишь около 1000 черных носорогов и примерно 34 000 слонов. Несмотря на все запреты, в 2017 году от рук браконьеров погибло 69 слонов и 9 носорогов. По словам представителя организации Save the Rhino этого достаточно, чтобы «фактически нейтрализовать общий прирост населения«. По сути, это означает, что популяция этих животных не увеличивается и, в лучшем случае, стоит на месте. 

Слоны — привлекательная жертва для браконьеров, так как их клыки (слоновая кость) до сих пор используются при изготовлении украшений, посуды, религиозных атрибутов и других «безделушек» в Азии. По данным Африканского фонда дикой природы (AWF), до 70% нелегальной слоновой кости попадает в Китай, где продается за 1000 долларов за фунт. С 1 января 2018 года в Китае слоновая кость запрещена, но на черном рынке торговля не прекращается. На носорогов браконьеры охотятся с не меньшим энтузиазмом, так как считается, что рог носорога помогает в лечении импотенции, лихорадки, рака и других болезней. На самом деле, никакими чудодейственными свойствами рог носорога не обладает — это кератин, то же элемент, из которого состоят наши ногти и волосы. Тем не менее, рог носорога продается дороже золота — по 30 000 долларов за фунт, тогда как благородный металл только по 22 000 долларов за фунт.

Фото: jean wimmerlin, Unsplash

Браконьерство в Африке  результат действий организованных преступных группировок. По словам представителей AWF, они «используют все современные технологии и оружие, чтобы выслеживать и убивать большое количество животных без риска быть обнаруженными”. Очки ночного видения, гранатометы, автомат Калашникова, GPS и низколетящие вертолеты  все это в порядке вещей.

Помимо смертной казни, Служба охраны дикой природы Кении (KWS), планирует увеличить число государственных обвинителей по преступлениям против дикой природы. На данный момент таких прокуроров всего два, они занимаются преступлениями по всей стране. В Кении надеются, что их количество увеличится до 14 человек, что поможет обеспечить надлежащее судебное преследование убийц-браконьеров. Эта мера стала возможной благодаря сотрудничеству национальной прокуратуры Кении и природоохранной организации Space for GiantsМакс Грэм, представитель Space for Giants сказал, что теперь «KWS может не только ловить преступников против дикой природы, но и обвинить их в соответствии с жесткими законами Кении«. Грэм отмечает, что «рейнджер в дикой природе не должен сталкиваться с преступниками и убийцами, которые были арестованы неделю назад, после чего были отпущены с оправдательным приговором. Ужесточение наказания — это важный шаг в борьбе с нелегальной торговлей дикими животными». Некоторые животные, например черные носороги, подвергаются настолько серьезной опасности, что оставшиеся в дикой природе животные были отправлены в убежища, охраняемые вооруженными смотрителями.

Кенийские рейнджеры, также, как и браконьеры, часто пользуются инфракрасными и тепловыми камерами, как ручными, так и прикрепленными к машинам. Камеры позволяют рейнджерам обнаруживать тепло от тел браконьеров и животных, находящихся на расстоянии около двух миль. «Раньше мы бы не смогли найти этих людей«,  говорит Брайан Хит, защитник природы, который руководит природоохранной группой Mara Conservancy. Хит с надеждой отмечает, что теперь браконьерам просто не стоит выходить на охоту, ведь вероятность быть пойманным становится все выше. Новое законодательство — это серьезный сдерживающий фактор”.

Что ожидает слонов и носорогов в будущем?

Потеря среды обитания также представляет угрозу для слонов и носорогов. Эти животные, как и другие крупные травоядные занимают лишь около 19% их исторических ареалов в Африке. Этим видам необходимы большие свободные территории, им трудно выживать в ограниченном пространстве. Их среда обитания разрушается в результате деятельности человека  строительство дорог, животноводство, выращивание сельскохозяйственных культур и гражданские беспорядки. Каким был бы мир без слонов и носорогов? Хочется верить, что мы никогда этого не узнаем. Это будет ужасной потерей, ведь оба вида приносят огромную пользу для окружающей среды. Например, носороги, стаптывая траву, увеличивают доступ к пище для импал, гну и зебр. Многие надеются, что жесткая позиция Кении по борьбе с браконьерством превратит этот регион в глобального лидера по сохранению диких животных.

Можно ли считать смертную казнь за убийство дикого животного, находящегося под угрозой исчезновения, слишком строгим наказанием? Скорее нет, ведь каждое животное является неотъемлемой частью экосистемы. Исчезновение одного вида приведет к исчезновению другого, после чего этот процесс уже невозможно будет остановить. Если на браконьеров не действуют другие наказания — огромные штрафы или угроза тюремного заключения, то смертную казнь можно считать единственно возможной мерой для того, чтобы полностью пресечь попытки окончательно потерявших совесть людей заниматься убийством животных ради собственной выгоды.

На мой взгляд, браконьерству нет и не будет оправдания. Алчность, нелепые мифы и традиции, окровавленный бизнес и трусость — все это движущий механизм непрекращающейся лицемерной охоты. Музейные экспонаты из слоновьей кости вовсе не восхищают, а заставляют испытывать глубокий стыд. Экзотические артефакты материалом которых была сама смерть не могут радовать глаз. Апофеозом является композиция  семья слонов, ровным строем идущих к краю витрины, подсвеченные со всех сторон так, что тени причудливо играют на мастерски выточенных узорах. Такая же семья слонов, скорее всего, было убита жадными и бессовестными людьми, чтобы потом мы «восхищались» искусством резчика, совершенно не задумываясь о жертве, которая была принесена ради этой бессмысленной безделушки. 

Хочется надеяться, что новый кенийский закон будет действительно приводится в исполнение, чтобы хотя бы минимально сравнять счет. Тому, что уже было совершено невозможно найти достаточного наказания, но, может быть, теперь бессмысленные убийства закончатся хотя бы на территории одной страны.

Photo by Wolfgang Hasselmann

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *